Окт 14

Правовые последствия принятия решений Европейским Судом по правам человека

Tags:

Правовые последствия принятия решений Европейским Судом по правам человека. Исполнение решений Европейского Суда в части принятия мер индивидуального и общего характера.

 

В последнее время, особенно в свете Постановления Конституционного Суда РФ от 14 июля 2015 г. №21-П/2015, определившего порядок применения решений и постановлений Европейского Суда по правам человека на территории Российской Федерации, указанная проблема является очень актуальной. Для её правильного понимания прежде всего необходимо понять какие правовые последствия и для кого наступают при вынесении Европейским Судом по правам человека постановления, которым жалоба Заявителя удовлетворена.

Правовые последствия принятия решений ЕСПЧ наступают, в первую очередь, для заявителей и Государства-ответчика.

Для заявителей главными из них являются: получение от государства справедливой компенсации (в случае, если в Постановлении ЕСПЧ указана конкретная сумма) и возможность пересмотра дела в национальных судах по новым обстоятельствам в соответствии с национальным законодательством. (Например, в соответствии с п. 3 пп. 4 ст. 311 АПК РФ, или с п. 4 пп. 2 ст. 413 УПК РФ).

Для Государства главными правовыми последствиями являются: исполнение Постановлений ЕСПЧ (в том числе, в части своевременной выплаты присужденной заявителю справедливой компенсации) и совершенствование законодательства в соответствии с международными правовыми нормами и подходами. Это в полной мере относится и к индивидуальным, и к государственным жалобам в ЕСПЧ.

Анализ правовых последствий решений ЕСПЧ приводит к выводу, что главным вопросом, в том числе и для России, является исполнение судебных постановлений ЕСПЧ Государством-ответчиком. В соответствии со ст. 46 Конвенции о защите прав человека и основных свобод окончательное постановление Суда направляется Комитету министров, который осуществляет надзор за его исполнением. Если Комитет министров считает, что Государство-ответчик отказывается подчиняться окончательному постановлению по делу, он может после специальной процедуры передать на рассмотрение Суда вопрос о нарушении Государством своих обязательств по исполнению постановления. В том случае, если Суд установит факт нарушения государством своих обязательств в соответствии с Конвенцией, он передает дело в Комитет министров для принятия соответствующих мер – международно-правовых санкций к Государству-ответчику.

В соответствии с Указом президента РФ от 29 марта 1998г. №310 специальным органом, наделенным полномочиями по изучению правовых последствий решений Европейского Суда (ЕСПЧ) и подготовке рекомендаций по совершенствованию российского законодательства и правоприменительной практики является Уполномоченный Российской Федерации при Европейском Суде – Заместитель министра юстиции РФ.

Принятие мер индивидуального характера.  Для заявителя, как уже сказано выше,  меры индивидуального характера заключаются в получении от Государства-ответчика присуждённой ему постановлением ЕСПЧ суммы компенсации материального и морального вреда и пересмотр его дела по новым обстоятельствам. Законодательство РФ и, в частности, Федеральный конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации» (ст.ст. 3 и 6) одним из основополагающих принципов построения судебной системы определяет обязательность судебных постановлений. Причем неисполнение судебных постановлений приравнивается к проявлению неуважения к суду и влечет ответственность, предусмотренную Федеральным законом. Механизм исполнения решений ЕСПЧ в России в настоящее время требует принятие единого нормативного правового акта, регламентирующего порядок реализации прав граждан и организаций на возмещение государством вреда,  причиненного незаконными действиями (бездействием) госорганов и должностных лиц и, главное, внести изменения в соответствующее законодательство (в том числе в ФЗ «Об исполнительном производстве»).

Сама проблема правовых последствий решений ЕСПЧ в части их исполнения возникла в связи с тем, что ФЗ от 30 марта 1998г. №54-ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней», установив обязательность юрисдикции ЕСПЧ для России, не определил статус его постановлений и их значение для российских органов власти (в том числе и судов). Тем не менее, через 5 лет после вступления в силу для России Конвенции, Пленум Верховного Суда РФ принял постановление от 10 октября 2003г. №5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации», в котором прямо определил, что применение таких норм (и Конвенции) должно осуществляться с учетом практики ЕСПЧ, чтобы избежать любого нарушения Конвенции;  суды должны обеспечивать выполнение обязательств государства, вытекающих из участия России в Конвенции. Но это Постановление ВС РФ оказалось для судов недостаточно конкретным. Поэтому в феврале 2007 года Конституционный Суд РФ своим постановлением определил: «Как и Конвенция…, решения Европейского Суда… — в той части, в какой ими, исходя из общепризнанных принципов и норм международного права, дается толкование содержания закрепленных в Конвенции прав и свобод, включая право на доступ к суду и справедливое правосудие, — является составной частью российской правовой системы, а поэтому должны учитываться федеральным законодательством при регулировании общественных отношений и правоприменительными органами при применении соответствующих норм права» (см. п. 2.1 Постановления Конституционного Суда РФ от 5 февраля 2007г. №2-П).

Наиболее ярким примером принятия мер общего характера  на основе постановления ЕСПЧ для России является принятие весной 2010г. Федерального закона от 30 апреля 2010г. №68-ФЗ «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок», о котором уже упоминалось выше. Цель Закона – выполнение требований Комитета министров Совета Европы о внесении изменений в национальное законодательство, которые бы обеспечивали права граждан, добивающихся исполнения судебных решений. Это требование было вызвано тем, что Европейский Суд был буквально завален жалобами российских граждан на длительность судебного разбирательства  (из содержания п. 133 пилотного Постановления ЕСПЧ от 15 января 2009г. по делу «Бурдов против России (№2)» можно сделать вывод, что в очереди на рассмотрение дел в ЕСПЧ к этому моменту находилось не менее 700 жалоб, подпадающих под действие пп. 7 и 8 его резолютивной части, а по информации Уполномоченного РФ при ЕСПЧ, к 04 мая 2010г. Секретариат ЕСПЧ сообщил российским властям о 1773 жалобах, подпадающих под действие этого постановления). ЕСПЧ даже был вынужден приостановить на год рассмотрение жалоб российских граждан, чтобы они имели возможность обратиться за защитой своих прав и соответствующей компенсацией в национальные суды. Справедливости ради следует отметить, что еще до принятия ФЗ «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» в рамках исполнения пилотного постановления ЕСПЧ Верховный Суд РФ и Высший арбитражный Суд РФ изменили процедуру рассмотрения дел, связанных с длительным неисполнением судебных решений. В результате, даже до создания нового средства правовой защиты, суды РФ начали присуждать жертвам таких нарушений не только сумму индексации, но и компенсацию за причиненный неимущественный вред.

Говоря о правовых последствиях решений ЕСПЧ для России можно, помимо упомянутого выше ФЗ «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок», отметить изменения, внесенные в 2007 году в Закон «Об оперативно-розыскной деятельности». Поправки в ст. 5 Закона запретили правоохранительным органам в ходе оперативно-розыскной деятельности подстрекать граждан к совершению противоправных действий, а также установили запрет на фальсификацию результатов оперативно-розыскной деятельности (см. ФЗ от 12 августа 1995г. №144-ФЗ с изменениями от 24 июля 2007г.). Кроме этого, весной 2007г. была принята межведомственная Инструкция, которая регулирует порядок передачи результатов оперативно-розыскной деятельности органам следствия и судам (см. Приказ МВД России, ФСБ России, ФСО РФ, ФТС РФ, СВР РФ, ФСИН, Госнаркоконтроля и Минобороны России от 17 апреля 2007г. №368/185/164/481/32).

Несмотря на отмеченные положительные тенденции, действия России по исполнению решений ЕСПЧ, по-прежнему не системны и не всегда реализуют индивидуальные и общие меры, вытекающие из решений и постановлений ЕСПЧ, так как до настоящего времени в законодательстве отсутствуют нормы и положения, обеспечивающие создание эффективных индивидуальных и общих мер. Это относится и к порядку официальной публикации решений ЕСПЧ, и к Государственным стандартам юридического образования и профессиональной подготовки юристов, которые не включают в себя изучение ЕСПЧ и прецедентов ЕСПЧ. Отсутствуют также процедуры и механизмы, обеспечивающие современную и оперативную корректировку законодательства в соответствии с решениями ЕСПЧ (когда это необходиимо и согласуется с Конституцией РФ), а также нормы, распределяющие ответственность за исполнение решений ЕСПЧ между государственными органами и механизм координации деятельности различных структур по исполнению решений ЕСПЧ. Однако, полагаем, что законодатель предпримет оперативные шаги по устранению такой правовой неопределённости.

 

Кандидат юридических наук,

Почётный адвокат России

Адвокат МЦФ МОКА

С.И. Добровольская

 

Помощник адвоката МЦФ МОКА

Н.Д. Добровольская

Оставить отзыв
1
2
3
4
5

Подтвердить

     

Отмена

Оставить отзыв

АДВОКАТЫ

Средний рейтинг:  

 0 Отзывов