Апрель 2016

Суд присяжных.

Tags:

Суд присяжных

24 октября 1991 года Постановлением Верховного Совета РСФСР была утверждена Концепция судебной реформы в Российской Федерации. Мало кто сейчас уже помнит этот документ. А именно в нём впервые на уровне законодателя прозвучал вопрос о необходимости введения в судебную систему России института суда присяжных, как необходимого механизма судебной защиты прав граждан от произвола следственных органов. Потом был Закон РФ от 16 июля 1993 года, введший в областных судах  девяти регионов России суд присяжных. Первые процессы с участием присяжных заседателей прошли в Московской области, в Саратове и Иванове. Они вызвали большой профессиональный интерес среди юристов, широко освещались в прессе[1]. Институту суда присяжных многие восторженно настроенные учёные прочили неизменный успех, говорили о демократичности этого института и о расширении его компетенции…

С той поры прошло более 20-ти лет. Институт суда присяжных нашёл своё закрепление в статье 47 Конституции Российской Федерации и прочно вошёл в нашу судебную систему на всей территории России. Но сейчас, точно также как и двадцать лет назад, в юридической среде и в прессе поднимается вопрос о правовой незащищённости гражданина от произвола со стороны следственных органов. Так что же, введение  института суда присяжных в России не оправдало возложенных на него задач? Или просто практика рассмотрения дел судом с участием присяжных внесла свои коррективы и то, что мыслилось учёными на бумаге, имеет на деле мало отношения к практике?

Для того чтобы правильно оценить суд присяжных как правовой институт и понять его место в системе судебной защиты прав граждан, прежде всего необходимо разобраться в тех минусах и плюсах, которые внесло в наше правосудие появление суда присяжных. Начнём с плюсов.

Во-первых, суд присяжных ввёл реальный элемент состязательности в уголовное судопроизводство. Сам принцип состязательности и равенства сторон был закреплён в статье 429 УПК РФ. Именно, с введением в 1993 году  суда присяжных впервые в нашем уголовном законе появилось право прокурора на стадии судебного разбирательства отказываться от обвинения в части или полностью. Впоследствии, эта норма нашла закрепление в статье 246 УПК РФ и распространилась на все формы уголовного судопроизводства.

Во-вторых, с введением суда присяжных резко повысилось качество предварительного расследования. Введённый в УПК РСФСР механизм признания доказательств  недопустимыми заставил следственные органы более уважительно относиться к соблюдению конституционных и процессуальных прав граждан. Говоря по-простому, когда следователи поняли, что протоколы, составленные с нарушением процессуальных прав обвиняемого или свидетеля, признаются в суде присяжных недопустимыми доказательствами и даже не доводятся до сведения присяжных, то стали отказываться от своей порочной практики. А теперь и по делам, рассматриваемым обычным судом, следователи стараются соблюдать права участников процесса.

В-третьих, введение института суда присяжных позволило упразднить громоздкий институт доследования, доставшийся нашему уголовному процессу в наследие от советского уголовного судопроизводства. Направление дела на дополнительное расследование широко использовалось судами в тех случаях, когда вина подсудимого была сомнительной. Ликвидация института доследования позволила сократить общие сроки рассмотрения дела. С судьи в суде присяжных снята необходимость мотивации приговора, вынесенного на основании вердикта присяжных – а, следовательно, и снята ответственность за оправдательный приговор. Как следствие, за первый год деятельности этого суда (1994 год)   оправдательные приговоры составили 18,7% от общего числа приговоров, постановленных в суде присяжных[2].

Но в то же время введение суда присяжных вызывает целый ряд нареканий у практикующих юристов.

Во-первых, очень многие судьи, работающие с присяжными, говорят об их внушаемости и субъективизме. Присяжные, будучи очень далеки от права, часто отождествляют подсудимого с его адвокатом. Если подсудимый и его адвокат им симпатичны, у них хорошо подвешен язык, то присяжные, проникнувшись личной симпатией, могут запросто оправдать виновного. И, наоборот, несимпатичный присяжным, но невиновный по сути человек, может быть ими осуждён.

Во-вторых, суд присяжных – неоправданно дорогое  удовольствие. Иногда (особенно по много эпизодным уголовным делам) коллегия присяжных заседает месяцами, прежде чем вынесет вердикт. И это обусловлено тем, что у присяжных личные дела, суд заседает не каждый рабочий день. А ещё более обидно когда коллегия присяжных распадается, прослушав дело пару месяцев. Тогда всё судебное следствие надо начинать сначала. И опять всем участникам процесса надо платить зарплату.

В-третьих, суд присяжных может вылиться в довольно долгую процедуру. Этот вывод проистекает из предыдущего пункта. Как уже говорилось выше – суд присяжных (зачастую идя навстречу присяжным или адвокатам) заседает не каждый день. И так заседание может продлиться несколько месяцев. В то же время такое же дело, рассматриваемое тремя судьями-профессионалами, может быть рассмотрено за пару недель.

В-четвёртых, апелляционное обжалование приговора, постановленного на основании вердикта присяжных, возможно не по сути, а лишь по процессуальным моментам. Присяжные не несут ответственности за вынесенный ими вердикт и их вердикт не подлежит обсуждению. Таким образом, подсудимый  лишён возможности в апелляционном порядке обжаловать обоснованность и законность постановленного в суде присяжных приговора.

Если поговорить с юристами, практикующими в суде присяжных и учёными-правоведами, то вполне вероятно можно услышать и иные доводы pro и contra суда присяжных. Но все юристы единодушны в одном – оставлять институт суда присяжных в том виде, в котором он существует сейчас – нельзя. Нужна реформа института суда присяжных.

Но прежде чем говорить о возможных направлениях реформирования суда присяжных, приведём несколько цифр. В настоящее время областному краевому суду (а значит, и суду присяжных) подсудны 19 статей Уголовного кодекса РФ[3]. В цифровом выражении – это около 3 000 по всей России ежегодно. Из этого числа только от 15% до 25% подсудимых заявляют ходатайство о рассмотрении их дела судом присяжных. На повторное рассмотрение (после отмены приговора) направляется около 8% дел[4]. Таким образом видно, что в нынешних условиях суд присяжных не является широко распространённым судебным институтом. Это, скорее, особая форма судопроизводства. Но для того чтобы эта форма судопроизводства  стала «жемчужиной» в правовой системе России необходимы реформы.

Прежде всего, необходимо избавиться от неоправданной дороговизны и  длительности рассмотрения дела судом присяжных. Этого можно добиться путём сокращения числа присяжных заседателей, составляющих коллегию присяжных. Вот как  на этот счёт высказался  Президент Российской Федерации В.В. Путин в своём ежегодном Послании Федеральному Собранию РФ  03 декабря 2015 года, чётко сформулировав предложения законодателям по реформированию суда присяжных: «Предлагаю укрепить роль института присяжных заседателей, расширить число составов преступлений, которые они могут рассматривать. С учетом того, что коллегию из 12 человек не всегда просто сформировать, я знаю позицию правозащитных организаций, они исходят из того, что это должно быть именно 12 человек. Но, повторяю, не просто сформировать эту коллегию, да и стоит это не малость, честно сказать. Можно подумать о сокращении числа присяжных до 5-7 человек, при этом обязательно сохранить полную автономию и самостоятельность присяжных при принятии решения.[5]«.

Второе направление реформирования суда присяжных  — это расширение его подсудности. Об этом также говорил Президент РФ в ходе выступления 03 декабря 2015 года. Расширение подсудности суда присяжных возможно за счёт отнесения к подсудности краевых, областных судов дел об умышленных убийствах без отягчающих обстоятельств (часть1 статьи 105 УК РФ) и дел о тяжких телесных повреждениях, повлекших смерть по неосторожности (часть 4 статьи 111 УК РФ). Эти составы требуют не столько юридического, сколько житейского человеческого понимания сложившейся ситуации, что как раз и возможно при рассмотрении дел судом присяжных.

Третьим направлением реформирования суда присяжных должно стать обеспечение процессуальной независимости присяжных. Особо следует сказать о разработке механизмов защиты присяжных от непроцессуальных форм воздействия со стороны участников процесса.  К сожалению, до сих пор такой механизм не создан. И, присяжные, подвергнувшиеся такому воздействию, просто немотивированно покидают коллегию, что зачастую ведёт к её распаду и затягиванию процесса.

Суммируя сказанное, можно повторить слова выдающегося судебного деятеля России А.Ф. Кони: «Вместе с тем за последнее десятилетие законодательство наше, судя по некоторым признакам, стало по отношению к суду присяжных как бы в выжидательное положение, стало на него смотреть не как на прочное учреждение, которое надо развивать, а как на опыт, которым еще не сказано последнего слова в деле нашего современного судоустройства»[6].

 

 

Адвокат АПМО Добровольская С.И.

[1] См.: Пашин С.А. Судебная реформа и суд присяжных. М.1994. С.94-98.

[2] Данные взяты по книге – Львова Е.Ю. Защита по уголовному делу. М.1998. С.159

[3] Для сравнения – в дореволюционной России суду присяжных согласно Уставу уголовного судопроизводства были подсудны более 900 составов.

[4] Данные взяты из Обзора судебной статистики о деятельности федеральных судов общей юрисдикции и мировых судей в 1 полугодии 2014 года., выпущенном Судебным департаментом при Верховном Суде РФ. С.5-7.

[5] http://tass.ru/proisshestviya/2494915

[6] Кони А.Ф. Собрание сочинений в 8-ми томах. М.1967. Том 4. С.217.

Оставить отзыв
1
2
3
4
5

Подтвердить

     

Отмена
Оставить отзыв

Средний рейтинг:  

 0 Отзывов

No comments yet.

Leave a Comment