Апрель 2016

Перечень Росфинмониторинга

А.В. Першин — адвокат МЦФ МОКА «Перечень Росфинмониторинга: имитация или решение?» (Выступление адвоката А.В.Першина в Независимом пресс‑центре Москвы на Пречистинке на пресс‑конференции «Перечень Росфинмониторинга ‑ это новое в истории политических репрессий в России» 4 февраля 2014 года)

Уважаемые коллеги!

Официальный сайт Росфинмониторинга гласит: Федеральная служба по финансовому мониторингу в соответствии с пунктом 2 статьи 6 Федерального закона от 7 августа 2001 года № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» и Положением о порядке определения перечня организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности, и доведения этого перечня до сведения организаций, осуществляющих операции с денежными средствами или иным имуществом, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 18.01.2003 № 27 (далее — Положение), составляет перечень организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности. П. 2 ст. 6 ФЗ-115 определяет: Основаниями для включения организации или физического лица в указанный перечень являются: вступившее в законную силу решение суда Российской Федерации о ликвидации или запрете деятельности организации в связи с осуществлением ею экстремистской деятельности; вступивший в законную силу приговор суда Российской Федерации о признании физического лица виновным в совершении преступления террористического характера; решение Генерального прокурора Российской Федерации или подчиненного ему прокурора о приостановлении деятельности организации в связи с его обращением в суд с заявлением о привлечении организации к ответственности за террористическую деятельность; постановление следователя или прокурора о возбуждении уголовного дела в отношении лица, совершившего преступление террористического характера; составляемые международными организациями, осуществляющими борьбу с терроризмом, или уполномоченными ими органами и признанные Российской Федерацией перечни организаций и физических лиц, связанных с террористическими организациями или террористами; признаваемые в Российской Федерации в соответствии с международными договорами Российской Федерации и федеральными законами приговоры (решения) судов и решения иных компетентных органов иностранных государств в отношении организаций или физических лиц, осуществляющих террористическую деятельность. Таким образом, даже постановление не то что прокурора, а даже следователя, представителя стороны обвинения, достаточно для включения физического лица в указанный перечень! Ещё не факт, что это лицо будет признано виновным, неизвестно на какой срок растянется уголовное преследование, а в случае оправдания от «физического лица» отделаются выплатой копеек, да ещё нервы все измотают. (А где же равенство сторон в уголовном процессе? Пора и стороне защиты предоставить аналогичное право!) И главное — зачем всё это нужно? Разве сторона обвинения лишена права ходатайствовать перед судом о наложении ареста на имущество и банковские счета? Или суды в массовом порядке начали отказывать следователям в удовлетворении подобных ходатайств? Не слыхал! По сути, это вторжение в компетенцию суда, поскольку п. 9 ч. 2 ст. 29 УПК РФ «Полномочия суда», по крайней мере пока, не отменена и не изменена! П. 3 Перечня сообщает следующее: Информация о наличии оснований для включения в перечень и исключения из него организаций и (или) физических лиц, предусмотренных пунктами 2.1 и 2.2 статьи 6 Федерального закона, а также информация, в соответствии с которой необходимо внести изменения в сведения об организациях и (или) физических лицах, содержащихся в перечне, представляются в Федеральную службу по финансовому мониторингу Генеральной прокуратурой Российской Федерации и Следственным комитетом Российской Федерации в порядке, согласованном с ними, Министерством юстиции Российской Федерации, Федеральной службой безопасности Российской Федерации, Министерством внутренних дел Российской Федерации и Министерством иностранных дел Российской Федерации в соответствии с Положением о предоставлении информации и документов Федеральной службе по финансовому мониторингу органами государственной власти Российской Федерации, органами государственной власти субъектов Российской Федерации и органами местного самоуправления, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 14 июня 2002 г. № 425. А Положение информирует нас: Служба направляет запросы о предоставлении информации и документов (заверенных в установленном порядке копий документов): а) в органы государственной власти и органы местного самоуправления ‑ в целях проверки информации, получаемой Службой от организаций, указанных в статье 5 Федерального закона «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма», и выявления операций (сделок), имеющих признаки связи с легализацией (отмыванием) доходов, полученных преступным путем, или финансированием терроризма; б) в органы государственной власти и органы местного самоуправления в целях обеспечения взаимодействия и информационного обмена с компетентными органами иностранных государств в сфере противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем и финансированию терроризма, и выполнения обязательств по соответствующим международным договорам Российской Федерации (при наличии международного поручения или письменного запроса); в) в федеральные органы исполнительной власти ‑ в целях координации деятельности этих ор‑ ганов в сфере противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем и финансированию терроризма, а также получения необходимых информационно статистических и аналитических материалов. При том, что такое преступления террористического характера напрямую в нормативных актах не сказано и не поясняется. Нет даже отсылочных норм. Приходится догадываться. Статья 2051 УК РФ информирует, что: «содействие террористической деятельности (склонение, вербовка или иное вовлечение лица в совершение хотя бы одного из преступлений, предусмотренных статьями 205, 206 (захват заложника), 208 (Организация незаконного вооруженного формирования или уча стие в нем), 211 (Угон воздушного судна или железнодорожного состава) 277 (покушение на жизнь государственного или общественного деятеля), 278 (насильственный захват власти или насильственное удержание власти), 279 (вооруженный мятеж) и 360 (нападение на учреждения, которые пользуются международной защитой) УК РФ». П. 16 Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 9 февраля 2012 г. № 1 г. Москва «О некоторых вопросах судебной практики по уголовным делам о преступлениях террористической направленности», по сути, воспроизводит ссылку на ст. 2051 УК РФ. «Финансированием терроризма следует признавать, наряду с оказанием финансовых услуг, предоставление или сбор не только денежных средств (в наличной или безналичной форме), но и материальных средств (на пример, предметов обмундирования, экипировки, средств связи) с осознанием того, что они предназначены для финансирования организации, подготовки или совершения хотя бы одного из преступлений, предусмотренных статьями 205, 2051 , 2052 , 206, 208, 211, 277, 278, 279 и 360 УК РФ, либо для обеспечения организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации), созданных или создаваемых для совершения хотя бы одного из указанных преступлений (например, систематические отчисления или разовый взнос в общую кассу, приобретение недвижимости или оплата стоимости ее аренды, предоставление денежных средств, предназначенных для подкупа должностных лиц)». Всё это выглядит довольно размыто и некоторые определения непонятны, даже мне, адвокату. Пример ст. 208 УК РФ «Организация незаконного вооруженного формирования», в её диспозиции выглядит так: ч. 1 «Создание вооруженного формирования (объединения, отряда, дружины или (внимание!) иной группы), не предусмотренного федеральным законом, а равно руководство таким формированием или его финансирование» и санкция: «наказываются лишением свободы на срок от трех до десяти лет с ограничением свободы на срок до трех лет». Ч. 2 «Участие в вооруженном формировании, не предусмотренном федеральным законом»,  «наказывается лишением свободы на срок до шести лет с ограничением свободы на срок до двух лет». Вот, я, к примеру, охотник. У охотника, естественно, есть друзья охотники. Когда охотники выходят на охоту, они, естественно, вооружены и представляют собой вооруженную группу. Каким федеральным законом предусмотрено создание нашей вооруженной группы? Даже в Федеральном законе РФ от 24 июля 2009 г. № 209-ФЗ «Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» нет никаких определений относительно групп охотников. Что такое охотник в законе определение есть, а вот что такое группа охотников — нет. Охотники, естественно, сбрасываются денежными средствами на питание, на приобретение путёвок вот Вам и финансирование вооруженной группы. Таким образом, группа охотников не предусмотрена никаким федеральным законом, даже Федеральным законом об охоте и представляет собой незаконное вооруженное формирование. Безусловно, у этого формирования есть организатор. Вот ему «светит» часть первая этой статьи, всем остальным вторая. Но, слава Богу, в ст. 208 УК РФ есть и примечание: «Лицо, добровольно прекратившее участие в незаконном вооруженном формировании и сдавшее оружие, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления». Вот и держите оружие в сейфе, нечего вооруженными группами за утками по болотам с оружием шастать! Конечно, нехорошо угонять железнодорожные составы, особенно воздушные судна. Конечно, за это надо привлекать к уголовной ответственности. Но ведь понятие террористического акта несколько другое! Это, согласно трактовке ст. 205 УК РФ: «Совершение взрыва, поджога или иных действий, устрашающих население и создающих опасность гибели человека, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных тяжких последствий, в целях воздействия на принятие решения органа‑ ми власти или международными организациями, а также угроза совершения указанных действий в тех же целях». Вот она — реальная цель преступлений террористической направленности! Это в теории, а что же имеется у нас в практике? А у нас, как мы помним, даже хулиганство на борту воздушного судна квалифицируется, правда, весьма избирательно, как попытка угона! Авиадебошира Сергея Кабалова, летевшего из Москвы в Хургаду и явно не имевшего намерения угонять самолет куда-либо, кроме аэропорта назначения, приземления, того и гляди признают виновным именно по этому обвинению! Приговор, по-моему, огласят сегодня. Тогда он тоже пополнит список террористов и экстремистов. Полагаю, Росфинмониторинг предпримет все меры, чтобы после освобождения у Сергея Кабалова не имелось наличных средств, достаточных для покупки билета Москва — Хургада хотя бы в один конец! Только какое это имеет отношение к финансированию терроризма? Нет, я согласен, если бы судом было установлено, что Кабалов вылетел в Хургаду с целью найти, завербовать, обучить потенциальных смертников-шахидов, угонщиков самолетов, железнодорожных составов и пр., тогда другое дело! Ну, для чего вменять, а в дальнейшем осуждать человека за то, что он реально не совершал? В угоду статистике раскрытия особо тяжких преступлений? Неужели его нельзя покарать, действительно покарать за реально совершенное деяние хулиганство? И все будет по закону: в качестве квалифицирующего признака «оружия» по первой части можно признать кулаки Кабалова, по второй «сопротивление иному лицу, пресекающему нарушение общественного порядка». Таким образом, по мысли обвинения, Кабалов своей пьяной выходкой оказывал «воздействие на принятие ре шения органами власти или международными организациями», правда, какое решение он желал заполучить, похоже, непонятно даже ему самому! В то же время по аналогичному делу бывшего заместителя губернатора Челябинской области Андрея Третьякова, устроившего в декабре драку на борту самолета, статью обвинения почему-то переквалифицировали с 213-й «Хулиганство» на 115-ую «Умышленное причинение легкого вреда здоровью». Дело уже передано в суд. Статья вообще-то относиться к преступлениям, уголов ное преследование по которым осуществляется в порядке частного обвинения, предусматривает примирение сторон при ходатайстве потерпевшего. Относится к преступлениям небольшой тяжести. Преступление, предусмотренное ст. 211 УК РФ «Угон воздушного судна», тяжесть которого, в зависимости от части статьи, относится к категориям от тяжкого до особо тяжкого преступления, Андрею Третьякову вообще не вменялось. О чём это говорит? О совершенно произвольной квалификации одних и тех же деяний, о классовом, сословном правосудии. Преступления, совершенные «господами», квалифицируются по более мягким статьям УК РФ, а представителей иных «сословий» по более тяжким. Ну и что изменилось со времен «Русской Правды»? Вспомним дело моего подзащитного полковника В.В.Квачкова, осужденного, по сути, за разговорчики на кухне; оно влияет на финансирование терроризма? После внесения Владимира Васильевича в этот список Росфинмониторинга, банк заблокировал его счет, на который начисляется пенсия, выплачиваемая ему государством. Видимо, государство полагает, что этим самым оно финансирует жизнедеятельность полковника В.В.Квачкова, а следовательно — терроризм. Логика железная надо прекратить выплачивать положенную ему по закону пенсию, тогда ему не на что будет существовать, и Квачков просто умёт от голода! Сейчас, правда, Владимиру Васильевичу это не грозит, он находится в местах лишения свободы, где его не просто обязаны, а вынуждены кормить, и где, по расчетам государства, должен провести ещё 5 лет (Правда, я надеюсь, что проведёт он там гораздо меньше!). В приговоре его «подвиги» расписаны так, что их впору экранизировать, а к этому процессу Голливуд подключать («Мосфильм» не справится). «Три бойца», вооруженные вилами, топорами и верёвкой, о наличии которых и Квачков-то не знал (по замыслу суда), штурмуют 467 Ковровский Гвардейский учебный центр численностью от 10 до 15 тысяч военнослужащих. Затем Москву, по МКАДу окружают дивизии РВСН с «Искандерами», а в Истру, Клязьму и Москва реку входит эскадра подводных лодок… Про всякую мелочь, вроде Центров боевого применения авиации, Софринскую бригаду ВВ МВД РФ и говорить то уже неудобно. Правда, не то что хотя бы одной боевой группы из пяти человек, даже одного живого боевика предъявить не смогли. Хотя нет одного нашли. 63 летнего Киселева из Питера, у которого, якобы, была группа в составе 10 человек в возрасте от 20 до 70 лет. Они, якобы, занимались общефизической подготовкой, бегом, рукопашным боем, стрельбой, тактикой, а потом расслаблялись, и под водочку планировали непосредственные действия по захвату власти. К сожалению, обвинение не смогло показать ни одного боевика из этой, без всякого сарказма, уникальной группы! Очень интересно посмотреть хотя бы на одного ветерана 70 лет, который может выдержать все вышеперечисленные испытания и нагрузки, кроме, пожалуй, поднятия рюмки водки! Я не шучу, всё это изложено в приговоре Московского городского суда. Какое отношение вся эта фантасмагория имеет к реальному финансированию терроризма, при том обстоятельстве, что денежные средства, изъятые в ходе обыска, примерно полмиллиона рублей, по приговору того же суда, вернули жене Квачкова? Значит, изъятые в его семье деньги не являются «финансированием террориз ма и экстремизма». Так почему же тогда Квачков не может получать собственную пенсию, выстраданную, выслуженную отнюдь не от террористов, а от РФ кто бы объяснил? Почему его пенсия «финансирует терроризм и экстремизм»? Обоснованно полагаю, что лишение, произвольное лишение, без какого‑либо судебного решения полковника В.В.Квачкова его законной пенсии, яр‑ кий пример новых подходов государства к нарушению прав граждан «в истории политических репрессий в России». Таким образом, только на двух примерах видно, что поставленная задача пресечение финансирования террористической деятельности, имитируется, но не решается. Изображается правовая пантомима. Кто ухитрится найти правовую связь между принципами включения физических лиц в этот пресловутый Перечень и борьбой с финансированием терроризма молодец, и имеет полное право взять с полки пирожок! Время, силы и средства государства растрачены не на реальную борьбу с терроризмом, а, как я уже говорил, на её имитацию, что отнюдь не способствует укреплению общественного порядка и снижению уровня террористической опасности. Реализация закона превращается в гимн глупости. К сожалению, в рамках отведённого времени сложно раскрыть эту тему более широко, осветить её более полно, но надеюсь, что такая возможность ещё будет мне предоставлена

Оставить отзыв
1
2
3
4
5

Подтвердить

     

Отмена
Оставить отзыв

Средний рейтинг:  

 0 Отзывов