Август 2016

Навязанный защитник

В соавторстве с Добровольской С.И.

 

НАВЯЗАННЫЙ ЗАЩИТНИК

 

По оперативным данным, поступившим в полицию города Тобольска, был задержан гражданин Николаев с пакетиком спайса. Ему было предъявлено обвинение по ч.2 ст. 228 УК РФ. Защиту обвиняемого на предварительном следствии и в суде осуществлял его отец, обладающий статусом адвоката, по официально заключённому соглашению. Качеством и объёмом оказываемых услуг на предварительном следствии подзащитный был полностью удовлетворен.

Несмотря на это, в ходе судебного разбирательства по инициативе суда был поставлен вопрос к подсудимому, имеет ли он какие-либо личные отношения со своим адвокатом по соглашению. И, получив утвердительный ответ, что тот является отцом подсудимого, суд выразил сомнение в возможности защитника по соглашению полноценно осуществлять защиту своего клиента с учётом психо-эмоционального состояния человека, сын которого является подсудимым в данном судебном процессе. Отец подсудимого и сам подсудимый Николаев заявили, что родственные связи не помешают осуществлению защиты в данном уголовном деле. Тем не менее, суд не согласился с высказанной позицией вышеуказанных лиц и назначил  вопреки желанию подсудимого Николаева второго защитника — адвоката в порядке ст. 50- 51 УПК РФ, поскольку это  (по мнению суда) отвечает требованиям, содержащимся в статье 15-16 УПК РФ, об обеспечении судом законных прав подсудимого на защиту.

Подсудимый Николаев категорически возражал против данного решения суда и отказался от участия в деле в качестве защитника адвоката Р., назначенного в порядке ст.51 УПК РФ, поскольку утверждал что его позиция по делу расходится с позицией адвоката Р. и  участие в процессе адвоката Р. будет нарушать его, Николаева, право на защиту. Сам адвокат Р., выслушав позицию Николаева, заявил самоотвод, что не противоречило Кодексу профессиональной этики адвоката.  Однако суд не принял отказ от назначенного им в порядке ст.51 УПК РФ защитника, сделанный обвиняемым Николаевым в порядке ст.52 УПК РФ и самоотвод адвоката Р. и, используя положения ч.2 ст.52 УПК РФ, обязал последнего наряду с адвокатом по соглашению осуществлять защиту обвиняемого Николаева.

Вот об этой непростой правовой ситуации   нам и хотелось бы поговорить поподробнее. Казалось бы очевидным, что при наличии адвоката по соглашению, уход из дела защитника, назначенного в порядке ст.51 УПК РФ, от которого тем более, отказывается его подзащитный, вполне естественен. Такие вещи происходят повсеместно в судебной практике, этому никто не удивляется. Собственно, так  (и только так) и должно быть по закону.

Однако, именно правовая неопределенность части 2статьи 52 УПК РФ, устанавливающей, что отказ от защитника необязателен для следователя, дознавателя и суда,  и порождает возможность подобной правовой ситуации.

Здесь  можно (и нужно) спорить с судом, указывая на тот факт, что данная норма, утверждающая, что отказ от адвоката не обязателен для следствия и суда, тем не менее, не запрещает и подсудимому отказаться от второго адвоката, если подсудимый этому лицу не доверяет. И здесь право на защиту подсудимого ни в какой степени не нарушается, поскольку подсудимому обеспечивается  квалифицированная юридическая  помощь со стороны защитника по соглашению.  А вот участие в деле второго защитника по назначению суда, на наш взгляд, нарушает право подсудимого на защиту, которое  по смыслу части  пункта С части 3 статьи 6  и статьи 13 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, является объективным неотъемлемым правом обвиняемого, имеющего адвоката по  соглашению (дело Кэмпбелл и Фелл против Соединенного Королевства , постановление от 28 июня 1984г.)

Пример из практики. По обвинению по ч.1 ст.282 УК РФ  к уголовной ответственности был привлечён гражданин  Иванов, в частности, за  высказывания, с точки зрения следствия, носящие антисемитский характер, которые он размещал в сети интернет, чем, по мнению правоохранительных органов, способствовал разжиганию межнациональной розни. Иванов не признал своей вины и, более того, свою защиту по соглашению доверил адвокату — еврейке по национальности.  Таким образом,  он реализовал своё законное право избрать того адвоката, которому он доверяет, и, если бы  вдобавок к выбранной подсудимым адвокату — еврейке по национальности в порядке ст. 51 УПК РФ, судом, усомнившимся в том, сможет ли адвокат еврейской национальности по психологическим причинам полноценно осуществлять защиту своего клиента, судом был бы назначен адвокат, пусть и истинный ариец, но не устраивающий подсудимого Иванова по своим профессиональным качествам, и психологического контакта с которым у подсудимого не сложилось – это, было бы прямым  нарушением основополагающего конституционного принципа — правана защиту, а также процессуального  принципа состязательности и равенства сторон в процессе.

Следует отметить, что Европейский Суд по правам человека устанавливает четко определенные случаи, когда возможно назначение адвоката против воли обвиняемого. Во всех остальных случаях, по мнению Европейского суда по правам человека назначение адвоката против воли обвиняемого влечет за собой нарушение права на защиту а, следовательно, является незаконным. Перечислим эти случаи:

Во-первых, назначение адвоката против воли обвиняемого возможно в ситуациях когда имеющийся в деле адвокат злоупотребляет своими правами, например очевидно затягивает процесс (дело Кроссанд против Германии параграфы 27-32; жалоба №237-б Постановление от 25 сентября 1992г.). Здесь на первое место выходят интересы правосудия. Но даже в этом примере суды не должны злоупотреблять своим правом назначения защитника подсудимого вопреки его выбору.

Во-вторых, назначение защитника судом возможно, если обвиняемый скрывается от следствия и суда и суд принял решение о рассмотрении уголовного дела заочно в отсутствие подсудимого (дело Колоза против Италии параграф 12 жалоба №89 Постановление от 12 февраля 1985г.) Однако тут следует отметить, что  поведение защитника по назначению бездействовавшего в процессе может быть расценено Европейским судом как бездействие Государства – ответчика по защите  законных прав подсудимого.

В-третьих, Европейский Суд признает, что иногда национальные суды вправе назначить подсудимому защитника даже  когда подсудимый пожелал защищать себя сам (дело Галстян против Армении ;параграф 89-92;Жалоба 26986/03;Постановление от 15 ноября 2007г. и дело Корреа да Матос против Португалии  жалоба №48188/99;Постановление от 15 ноября 2001г.). Однако в последнем примере суд обязан мотивировать почему по его мнению подсудимый не может защищать себя сам. Вместе с тем следует отметить, что Европейский суд обычно признаёт, что добровольный и информированный отказ  подсудимого от защитника в суде первой инстанции национальным судам следует уважать и привлечение к участию в таком деле адвоката по назначению суда недопустимо.

Резюмируем сказанное — на наш взгляд, часть 2 статьи 52 УПК РФ не должна трактоваться судом произвольно. Пределы прав судебной инстанции ограничены правом обвиняемого на защиту, которое имеет приоритет перед выбором суда, что также подтверждается и нормами Конвенции по защите прав человека и основных свобод.

 

Адвокаты МЦФ МОКА АПМО

Маликов В.В.

Добровольская С.И.

Оставить отзыв
1
2
3
4
5

Подтвердить

     

Отмена
Оставить отзыв

Средний рейтинг:  

 0 Отзывов